921

Михкель Рауд

Тарту

Я – певец, гитарист, телеведущий и писатель. Я играл на гитаре в ансамблях Golem, Metallist, Ba-Bach, Lenna и Mr. Lawrence. И, конечно, Singer Vinger.

В 2008 году вышла моя автобиография "Грязью в лицо", а в 2010 году – остросюжетный роман "Твое небо – синее". В 2012 году в театре Von Krahl прошла премьера моей дебютной постановки "Следующий раунд", которую в 2014 году сыграли в США, а этом году ждут премьеры моей пьесы состоятся в России и Финляндии.

 

Моя социал-демократия

Моя социал-демократия заключается в том, что достоинство не продается. Когда забота о других не условна. Когда спор не доходит до выяснения, кто человек, а кто нет. Когда все мысли – правильные, все решения – возможны, все двери – открыты. Когда всем рады и никого не гонят.

Моя социал-демократия состоит в том, что я готов пойти тебе навстречу. Когда я готов платить чуть больше, чтобы тебе пришлось платить чуть меньше. Когда я готов накормить тебя из той же тарелки с кашей, откуда сам всю жизнь ел серебряной ложкой. Хочешь верь, хочешь нет, но мне это лишь на пользу, ведь я силен ровно настолько же, насколько силен ты.

Моя социал-демократия – это когда я уважаю тебя. А ты меня. Когда рабочий уважает предпринимателя, предприниматель – профсоюзника, профсоюзник – богатых, богатые – бедных, бедные – городских, городские – деревенских, деревенские – гомосексуалистов, гомосексуалисты – христиан, христиане – сатанистов, сатанисты – пацифистов, пацифисты – милитаристов, милитаристы – русских, русские – эстонцев, эстонцы – эстонцев.

Моя социал-демократия состоит в том, что у твоего ребенка есть такие же возможности, как и у моего. Когда я готов признать, что твой ребенок так же одарен, как и мой, а, может, и больше. Когда твой ребенок ходит в ту же хорошую школу, что и мой. Мой ребенок ходит в Английский колледж, а твой? Ах, туда... Моя социал-демократия – это когда я не должен говорить "Ах, туда...", или что мой ребенок ходит в Английский колледж.

Моя социал-демократия заключается в том, что ценящее людей общество – достижимая реальность, и не наивная утопия, о которой дурачье в магазинных очередях судачит. Это идея о возможности идей, протянутая рука там, где все махнули рукой. Убежденность в том, что в центре каждого организма есть сердце.

Моя социал-демократия – это то, к чему мы, сломя голову, бежим из Эстонии. Десятками тысяч. Она почти здесь – полтора часа через Финский залив, и мы на месте. Почти, но все же еще не здесь. Пока. Но государство никогда не бывает готовым – по крайней мере, в моей социал-демократии, ведь "совсем готово" значит лишь "конец". А я предпочитаю начало. Надеюсь, ты тоже.